yrikk

Тайна шапшугских шаманов.

Привет, друзья! 

Сегодня вас ждет удивительная история о шапшугских шаманах, наполненная драматизмом, мистерией и юношеской вакханалией. События в этом повествовании имели место быть, но тщательно скрывались от общественности. Публикую сию информацию на свой страх и риск, по этому просьба, особо не распространяйте.

В четырнадцатом веке для европейских ученых наступили черные времена, Римский папа Иоанн XXII придал алхимию анафеме, и вся научная деятельность запылала в кострах инквизиции. Чтобы не сворачивать перспективные работы по изучению философского камня, орден тамплиеров организовал выезд из Италии 19 ученых алхимиков за пределы юрисдикции католической церкви - в район горы Папай, что недалеко от генуэзской колонии Мавролако, распложенной на берегу Черного моря. 

Было организовано небольшое селение на склонах горы Папай, в котором жили и работали европейские ученые. А так как основные исследования касались ртути, то в скором времени у жителей селения появились первые симптомы ртутного отравления - черные гнилые зубы, скверное дыхание, неутомимая жажда и трясущиеся руки. С тех пор у местных жителей за этим местом закрепилось нарицательное имя Черный аул. 

Свет европейской науки в Чёрном ауле светил недолго и вскоре, часть ученых пропала, а другая вымерла из-за ртутной интоксикации. Место посчитали проклятым и на долгие годы о нем забыли. 

Все изменилось в период Русско-Турецкой войны 1787-92гг. и началом строительства секретного военного завода в чреве горы Папай. На месте заброшенного аула отстроили добротный каменный дом и поселили отставного дивизионного лекаря Сапсурина Никодима Петровича, в обязанности которого входило медицинское сопровождение сотрудников военного завода и немногочисленной охраны. 

Стоит отметить, что Никодим Петрович был человеком образованным и безумно любознательным. В бытность своей учебы врачебному делу в далекой Италии, его увлекла культура Амазонии и после получения образования, он в составе экспедиционного корпуса Британского географического общества отправился на изучение колумбийской Амазонии. В дождливых лесах Амазонки юный Никодим увлекся этнофармакологией, женился на вдове шамана племени Чорреру и написал ныне утерянный труд «Этномедицина дождливых краёв». Но, долг Отечеству был превыше всего и вскоре он отбыл в Санкт-Петербург для прохождения военной службы. 

Этот период жизни был насыщен у Сапсурина военными походами, заграничной интервенцией и встречей с самыми разнообразными людьми, которые ласково называли его «шапшугский шаман», так как Никодим был шепеляв и всегда произнося свою фамилию частил, по этому всем слышалось Шапшугин. Вскоре Никодим Петрович вышел в отставку, а после, по глубочайшей просьбе Александра Васильевича Суворова был направлен на секретный объект близ горы Папай.

В Черном ауле Никодим Петрович исправно нес свою секретную медицинскую службу, в свободное время проводил этноботанические полевые исследования Папайских склонов и писал труд под рабочим названием «Биомедицинские исследования сакраментальных состояний». Так же он проводил и шаманские обряды общаясь с духами Пшадско-Папайской аномальной зоны, что скорей всего и повлекло за собой Папайскую трагедию 23 апреля 1791. По официальным данным сдетонировал запас пороха в Папайских пещерах, но в своих записках царский картограф Сигизмунд Кузяев, высказал предположение, что скорей всего Никодим Петрович по неосторожности вызвал духов пропавших итальянских ученых и те в отместку взорвали завод. Стоит отметить, что неупокоенные души ученных до сих пор бродят по папайской аномальной зоне и темными безлунными ночами наводят страх на немногочисленных туристов.

Связи с сильными тектоническими изменениями после Папайской трагедии, тело Никодима Петровича так и не было найдено. Черный Аул в очередной раз пришел в запустение и на долгие годы был забыт. 

В 1995 году на склонах Папая появилась популяция спиртунов. Эти удивительные создания за короткий срок смогли полностью адаптироваться к жизни в Папайской аномалии и создать функциональную экосистему со всеми её обитателями. Алкогольные схроны контрафактного алкоголя, разветвленная сеть рюмочных, рэкет и воровство многочисленных туристов и джиперов, нелегальная торговля пшадскими кагуанами в Новороссийске  и т.д. и т.п. Но не прошло и десяти лет, как всякие упоминания о спиртунах в криминальной хронике исчезли, туристы и местные жители больше не вступали с ними в контакт, а многочисленные рюмочные оказались под замком.

Где-то в это же время, в середине нулевых среди лесорубов поползли слухи, что в Черном ауле самообразовалась коммуна натуропатов, называющих себя шапшугскими шаманами. Якобы, члены коммуны за небольшую плату проводили сакраментальные обряды инициации и пропагандировали стремление вернуться к природной чистоте. Подторговывали БАДами, травами, полиморфным каннабисом, спиртовыми настойками, всякими сувенирами и майками с профилем Терренса Маккенны. Имели лицензию от Кубанского ботанического общества и записку от Митволь Ларисы Ларисовны из Мезмая. 

Слухи быстро подтвердились и вскоре от клиентов не было отбоя. Из ближайших поселений организовывались разнообразные туры к шапшугским шаманам. Рядом с Черным аулом вырос палаточный городок, на территории которого проводились первые в то время детокс-вечеринки и прочие магические обряды. Со стороны могло даже показаться, что на Папае начался рассвет хиппи-культуры. Но, к сожалению, всё хорошее быстро заканчивается. Утром 25 августа 200.. года после грандиознейшего Детокс-пати, люди проснулись с головной болью и спутанным сознанием. Привычного оптимизма и жизненного подъема сил не наблюдалось, как и шапшугских шаманов. Вещи были разворованы, деньги и документы бесследно пропали. Вокруг лагеря были обнаружены курильни с остатками каннабиноидов, а в пище и воде триптаминовые психоделики. 

Используя былые связи в ВЦСПС, обманутые высокопоставленные клиенты шапшугских шаманов провели собственное расследование, в котором выяснилось, что коммуна была организована спиртунами. Что годами раннее, в заброшенных пещерах Папая они нашли «Биомедицинские исследования сакраментальных состояний», труд Сапсурина, раннее считавшейся утраченным. Что потратив год на изучение и еще год на подготовку, спиртуны смогли организовать самую грандиозную аферу в своей карьере.

Магические обряды и прочие инициации, были почерпнуты из работы Никодима Петровича, а ботаническая составляющая легла на плечи индейцев племени Чорреру, с которыми они смогли установить тесные экономические связи еще в девяностые годы. Преступно нажитый капитал был инвестирован в Курорты краснодарского края, а сами спиртуны отправились гастролировать в Южную Америку, оставив на хозяйстве с десяток особей, которые и ныне проживают в окрестностях Папая, занимаясь мелким воровством и бытовым пьянством.

В настоящее время, обманутые шапшугскими шаманами на них зла не держат и в личных беседах по секрету рассказывают, что была бы возможность, дали бы себя еще раз обмануть. Вы спросите почему? Да очень просто. С шапшугскими шаманами всегда весело!

Вот такая вот поучительная история про шапшугских шаманов. Только пожалуйста никому про нее не рассказывайте, ибо тема мутная и до сих пор стоит на контроле у кубанских комитетчиков. А если вдруг какими-то неведомыми путями попадете на шабаш к шапшугским шаманам, то скажите, что от меня, исцеления не гарантирую, но денег на такси оставят. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded